ВЕРСИЯ ДЛЯ СЛАБОВИДЯЩИХ
Новости библиотеки им. П. П. Бажова

Памяти доброго волшебника




«Разные люди бывают на свете:

кузнецы, повара, доктора, школьники,

учителя, кучера, актеры, сторожа.

А я вот – сказочник.»

(Е. Шварц «Снежная королева»)


Если найдется человек, которому, кажется, что он не знаком с творчеством Евгения Львовича Шварца, переубедить его не составит никакого труда, достаточно лишь произнести: «Я не волшебник, я только учусь», или «Какое сказочное свинство!»...
Не спешите приписывать эти крылатые выражения Шарлю Перро, в ЕГО «Золушке» этого нет и в помине. Зато есть в знаменитой советской экранизации 1947 года, сценарий к которой написал Евгений Шварц, изрядно преобразивший, а точнее сказать, обогативший классический сюжет.
 
За свою жизнь Е. Шварц написал 22 пьесы, они легли в основу постоянного репертуара многих театров нашей страны. По сценариям Е. Л. Шварца было снято 13 фильмов, часть из которых стали классикой советского кинематографа. Он – автор легендарных и разобранных на цитаты «Золушки», «Сказки о потерянном времени», «Тени», «Обыкновенного чуда», «Дракона».
Премьера фильма «Золушка» по сценарию Е. Шварца состоялась 16 мая 1947 года. Фильм был лидером проката: его посмотрели около 19 миллионов зрителей.
Евгений Шварц сочинил сценарий в сжатые сроки. 15 мая 1946 года режиссер фильма Надежда Кошеверова уже получила первый вариант «Золушки». Сказочные герои были изображены автором с известной долей иронии. Король по каждому пустяку отказывается от престола и тут же снова водворяет корону на свою голову. Лесничий до смерти боится своей жены: у нее такой же ядовитый характер, как и у родной сестры, проглотив которую людоед отравился и умер. А Золушка говорит, что очень вредно не ездить на бал, когда ты этого заслуживаешь.
Давайте вспомним мудрые слова сценариста фильма «Золушка».

– Старые друзья – это, конечно, штука хорошая, но их уж ничем не удивишь!

– Я не волшебник. Я только учусь. Но ради тех, кого люблю, я способен на любые чудеса.


– Ненавижу старуху лесничиху, да и дочек ее тоже. Я давно наказала бы их, но у них такие большие связи! Они никого не любят, ни о чем не думают, ничего не умеют, ничего не делают, а ухитряются жить лучше даже, чем некоторые настоящие феи.


– Связи связями, но надо же и совесть иметь. Когда-нибудь спросят: а что ты можешь, так сказать, предъявить? И никакие связи не помогут тебе сделать ножку маленькой, душу – большой, а сердце – справедливым.
 

Как здраво на все времена звучат эти слова!
 
«Обыкновенное чудо» – так называется еще одна прекрасная пьеса Евгения Львовича Шварца, экранизированная и пользующаяся до сих пор большим успехом.
Усадьба в Карпатских горах. Здесь, женившись, решив остепениться и заняться хозяйством, поселился некий волшебник. Он влюблен в свою жену и обещает ей жить «как все», но душа просит чего-нибудь волшебного, и хозяин усадьбы не в силах удержаться от «шалостей». Вот и теперь Хозяйка догадывается, что муж затеял новые чудеса. Выясняется, что в дом вот-вот прибудут непростые гости. Первым появляется юноша. На вопрос Хозяйки, как его зовут, он отвечает: «Медведь». Волшебник, сообщив жене, что именно из-за юноши и начнутся удивительные события, признается: семь лет назад он превратил встреченного в лесу молодого медведя в человека. Хозяйка терпеть не может, когда что-то делается «ради собственной забавы», умоляет мужа сделать юношу снова медведем и отпустить на свободу. Оказывается, это возможно, но только если какая-нибудь принцесса полюбит юношу и поцелует его. Вот так захотелось...
Прекрасная взрослая сказка получилась у Евгения Шварца. Волшебный сюжет тут замечательно раскрывает сложные темы: краткость и неуловимость любви, злобность и красоту воображения, страх человека и отчаяние от неизбежного финала.
Что касается цитат из «Обыкновенного чуда», они давно потеряли авторство.
 
«Три дня я гналась за вами, чтобы сказать вам, как вы мне безразличны» (Принцесса Медведю)
 
«Приказ свой не отменю, потому что я – самодур.»
«То ли музыки и цветов хочется, то ли зарезать кого-нибудь...» (Король)
 
А диалог Министра-администратора и Хозяйки?

– Ровно в полночь.
– Что в полночь?
– Приходите к амбару, не пожалеете. Мне ухаживать некогда. Вы привлекательны. Я чертовски привлекателен. Чего зря время терять? В полночь. Жду...
– И не подумаю. А еще пожалуюсь мужу, и он превратит вас в крысу.
– А кто у нас муж?
– Волшебник.
– Предупреждать надо.


А какая мощь в словах волшебника, обращенных к медведю, превращенному в юношу:
– Ты не любил ее, иначе великая сила безрассудства охватила бы тебя!.. Кто смеет рассуждать или предсказывать, когда высокие чувства овладевают человеком?! Нищие и безоружные люди сбрасывают королей с престола из-за любви к ближнему. Из-за любви к Родине солдаты попирают смерть ногами, и та бежит без оглядки. Мудрецы поднимаются в небо и бросаются в самый ад из-за любви к истине. А что сделал ты из-за любви к девушке? Прощай. Я тебе больше не буду помогать. Ты мне неинтересен...
 
Вся пьеса пропитана любовью. Из любви к жене Хозяин задумал всю эту историю, из любви медведь остался человеком. До самого конца пьесы со зрителем беседует главный «волшебник» – автор. Мудрость и боль звучат в его словах в финале пьесы: «Слава храбрецам, которые осмеливаются любить, зная, что всему этому придет конец. Слава безумцам, которые живут так, как будто они бессмертны, и смерть иной раз отступает от них...»
 
«Обыкновенное чудо» – это сказка-притча для молодых и для взрослых, которая заставляет верить и задумываться, оставляет неизгладимый отпечаток в душе.
 
 
Еще одна известная сказка-притча Евгения Шварца, которую называют вершиной его творчества, – пьеса «Дракон». Он написал ее в 1943 году. В этой сказке несложно было увидеть сатиру на тоталитарную власть и всех, кто ей подчиняется, и многих удивляло то, что автор не подвергся гонениям за такие прозрачные намеки на советский режим. Секрет был прост – современникам драматурга могло показаться, что он описывает фашизм, который хочет завладеть миром.
«Дракон» – это короткий рассказ, в котором рыцарь Ланцелот идет в битву на дракона ради прекрасной принцессы. Уникальность этой пьесы заключается в том, что на протяжении всего сюжета «главный злодей» и «главный герой» постоянно меняются местами, в итоге оставляя читателя в недоумении, кто же на самом деле был драконом, а кто рыцарем.
Хотя Евгений Шварц утверждал, что он писал эту пьесу с образа гитлеровской Германии, но слишком уж яркими и узнаваемыми оказались образы и Дракона, и Бургомистра, и Генриха. И, самое главное, образ народа, который стал жертвой не только драконовского произвола, но и драконовской пропаганды. Недаром Ланцелот говорит: «Дракон вывихнул вашу душу, отравил кровь и затуманил зрение. Но мы все это исправим». И до сих пор не перевелись люди, которые думают, что лучший способ защиты от Дракона – это иметь своего собственного. Но эта пьеса не окрашена в чёрные тона. Основной её идеей является, без сомнения, вера в людей. Вера в то, что никакому Дракону не удастся превратить людей в бездушных особей. Вера в то, что даже после многовекового рабства человек опять может стать свободным. Просто ему нужно убить Дракона в самом себе. И именно в этом и заключается непреходящая ценность этого произведения. Оно – кладезь цитат. Не будем приводить их все. Прочтите лишь некоторые, чтобы понять глубину и мудрость написанного Шварцем.


«Три раза я был ранен смертельно, и как раз теми, кого насильно спасал.»
«Единственный способ избавиться от драконов – это иметь своего собственного.»
 
«Поздравляю вас, у меня зашел ум за разум. Ум! Ау! Отзовись! Выйди!»
«Вы думаете, это так просто любить людей? Ведь собаки великолепно знают, что за народ их хозяева. Плачут, а любят.»
 
«Лучшее украшение девушки – скромность и прозрачное платьице.»
«Когда тебе тепло и мягко, мудрее дремать и помалкивать.»
«Не смотрите так, дело не во мне. Нас, молодых, так учили, понимаете?»


Мы вырастаем на его сказках и пьесах, но что нам известно об авторе? А ведь в его жизни до сих пор многое даже загадочно...
Евгений Львович Шварц родился 9 октября (21 октября по новому стилю) 1896 года в Казани. Его отец работал земским хирургом, а мать была акушеркой.
В детстве он был крещён по православному обряду. В своём позднем дневнике Шварц вспоминал как в возрасте 7-8 лет, услышав антисемитские высказывания, не относил их к себе: «Так как я себя евреем не считаю, я не придаю сказанному ни малейшего значения. Просто пропускаю мимо ушей. При довольно развитом... воображении я нисколько не удивлялся тому, что двоюродный брат мой – еврей, а я – русский. Видимо, основным я считал религию. Я – православный, следовательно, русский. Вот и всё».
Уже в 8 лет мальчик был уверен, что станет писателем. Однако, имея ужасный почерк, он стеснялся сочинять тексты, а просто заполнял листы бумаги волнистыми линиями, имитируя рукопись.
Осенью 1916 года был призван в армию. В апреле 1917 года служил рядовым в запасном батальоне в Царицыне, откуда в августе 1917 года, как студент, был переведён в военное училище в Москву и зачислен юнкером.
5 октября 1917 года был произведён в прапорщики.
В начале 1918 года вернулся к родителям в Екатеринодар, где вступил в Кубанскую армию Покровского. В рядах кубанских частей воевал против большевиков, был участником легендарного «Ледяного похода». Тремор рук, который Шварц ощущал всю жизнь, – последствия тяжёлой контузии. Почти по дням свою жизнь он описал в дневниках-мемуарах, но существует загадочный пробел в пять лет. Лишь одно пишет он об этом периоде: «Мне не хочется рассказывать о тех годах, куда меня несло, туда я и плыл, пока несчастья не привели меня в себя». Только через столетие выяснились обстоятельства, которые Евгений Шварц тщательно скрывал всю свою жизнь.
После госпиталя был демобилизован и поступил в университет в Ростове-на-Дону. После занятия города большевиками зимой 1920 года был мобилизован в армию и зачислен в политотдел Кавказского фронта РККА (как актёр и театральный инструктор).
Его дальнейшая жизнь была уже непосредственно связана с театром. Он принимал участие в постановках ростовской «Театральной мастерской», гастролировал с небольшими театрами, даже женился на актрисе Гаянэ Халайджиевой (на сцене – Холодовой). Этот брак, однако, закончился в 1929 году уходом Шварца из семьи, где недавно родилась дочь, к Екатерине Обух, второй и последней жене писателя. «И я чудом ушел из дому. И стал строить новый. И новее всего для меня стало счастье в любви. Я спешил домой, не веря себе. До тех дней я боялся дома, а тут стал любить его. Убегать домой, а не из дому!» – писал он в воспоминаниях. Позже Шварц признавался, что 1929 год стал, возможно, единственно счастливым периодом его жизни: его карьера литератора набирала обороты и производила впечатление настоящего успеха.
В 1931 году ряд писателей оказался под арестом по обвинению в контрреволюционной деятельности, и Евгений Львович старался помочь страдающим. Когда был репрессирован Заболоцкий, Шварц, сам постоянно нуждавшийся в деньгах, поддерживал материально жену поэта и двоих его детей. С 1946-го помогал попавшему в опалу Михаилу Зощенко, от которого тогда отвернулись многие. В 1950 году, в разгар «борьбы с формализмом и космополитизмом», из Ленинградского университета выгнали литературоведа, профессора Бориса Эйхенбаума, и Шварц вместе с писателем Михаилом Козаковым (отцом артиста и режиссера Михаила Козакова), драматургом Израилем Меттером (автором сценария фильма «Ко мне, Мухтар!») и актером Игорем Горбачевым приносили безработному ученому сумки с продуктами.
Шварц признавался в письме к ленинградским режиссерам Акимову и Ремизовой в апреле 1949-го: «У меня есть довольно опасное свойство – желание покоя, свободы, мира и благодати во что бы то ни стало...». А мирно и свободно пожить не давали. Были запрещены пьесы «Голый король» (1933), «Тень» (1940), «Одна ночь» (1942), «Дракон» (1944). В «Драконе» сразу усмотрели и осуждение культа личности, и «религиозные мотивы». В декабре 1954 года на Съезде советских писателей Борис Полевой обвинил Шварца в «отрыве формы от содержания». Народный артист СССР Михаил Жаров подлил масла в огонь, пройдясь вдоль и поперек по «Обыкновенному чуду», не увидев в нем упоминания о «выдающейся роли советского народа в строительстве счастья на земле». И лишь Ольга Берггольц назвала Шварца на этом съезде самобытным, своеобразным и гуманным талантом.
Сам он, как говорилось ранее, предпочитал уходить от любого рода конфликтов, на вопросы о литературной деятельности любил отвечать: «Пишу все, кроме доносов». В 1956-м был издан первый сборник его пьес. По ним снова начали ставить спектакли и в СССР, и за рубежом. Были слава и успех, даже наградили орденом Трудового Красного Знамени.
 
Меня Господь благословил идти,
Брести велел, не думая о цели.
Он петь меня благословил в пути,
Чтоб спутники мои повеселели.
Иду, бреду, но не гляжу вокруг,
Чтоб не нарушить божье повеленье,
Чтоб не завыть по-волчьи вместо пенья,
Чтоб сердца стук не замер в страхе вдруг.
Я человек. А даже соловей,
Зажмурившись, поёт в глуши своей.
Евгений Шварц
 
Здоровье сказочника было, увы, не таким уж сказочным. Шварц перенёс несколько инфарктов. В августе 1957 года, за полгода до смерти, писатель подвел итоги своей жизни следующим образом, совсем неутешительным и несправедливым: «Настоящей ответственной книги в прозе так и не сделал. Я мало требовал от людей, но как все подобные люди, мало и давал. Я никого не предал, не оклеветал, даже в самые трудные годы, выгораживал, как мог, попавших в беду. Но это был значок второй степени. Это не подвиг. И перебирая свою жизнь, ни на чем не могу успокоиться и порадоваться. Дал ли я кому-нибудь счастья?...». (Е. Шварц. Дневники.)
15 января 1958 года великого сказочника не стало на свете. «Как жаль, что он унёс с собой в могилу тайну чудесного сказочника – певца любви, дружбы и человеческой доброты», – писал Юрий Слонимский, историк театра, драматург. Жизнь сказочника окончилась, но сказочная жизнь продолжается: их смотрят и читают и дети, и взрослые, они по-прежнему актуальны.
 
Экранизации по пьесам Шварца и фильмы, в которых он выступил как сценарист
1945 – Зимняя сказка, режиссёр Иван Иванов-Вано https://www.youtube.com/watch?v=QrTw3WxKKNQt=13s
1947 – Золушка, режиссёры Надежда Кошеверова и Михаил Шапиро, цветная версия https://www.youtube.com/watch?v=iZ1m1nxLGbs
1948 – Первоклассница, режиссёр Илья Фрэз
1957 – Дон Кихот, режиссёр Григорий Козинцев
1959 – Марья-искусница, режиссёр Александр Роу
1963 – Каин XVIII по сказке «Два друга», режиссёры Надежда Кошеверова и Михаил Шапиро
1964 – Сказка о потерянном времени, режиссёр А. Птушко https://www.youtube.com/watch?v=rmyF-XTrHeU
1966 – Снежная королева, режиссёр Геннадий Казанский
1971 – Тень, режиссёр Надежда Кошеверова https://www.youtube.com/watch?v=Ted9HpTG7EE
1978 – Обыкновенное чудо, режиссёр Марк Захаров https://www.youtube.com/watch?v=gZiKrWSzNBo
1988 – Убить дракона, режиссёр Марк Захаров

#тест
Made on
Tilda